Тройной круг юного Хейгабеля. Берлин, 24 октября - 27 декабря 1913 года. "Мемуары графа

Опубликовано: 39 дней назад (26 ноября 2014)
Блог: Коряжма
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
В декабре 1913 года произошло также весьма примечательное для нашей истории событие, которое подобно беспорядкам, устроенным семьей Ульманис в Храме Христа Спасителя в 1914 году, осталось также весьма малозаметным для видных политических, военных и финансовых деятелей, но оказалось весьма влиятельным и даже значительно более трагичным, нежели беспорядки семьи Ульманис, для истории Всероссийской монархии.
Все Рождество 1914 года Берлин прохохотал над потрясающе забавной с первого взгляда историей ограбления Германского Коммерческого банка. Юный племянник директора банка Его Светлости герцога Фридриха Ноттембома, среднего тестя Его Светлости герцога Воерманна, Его Сиятельство граф Климент Хейгабель устроил лучшую из шуток, которую возможно придумать для циничного и, одновременно с тем, романтичного немецкого общества. Хотя, несомненно, юный Климент Хейгабель не собирался шутить. Проблемы его были вечными и многострадальными. Влюбленность в такую же юную и прекрасную актрису госпожу Ору Горбманн грозила ему отстранением от семьи и, естественно, лишала его возможности заполучить место руководителя Департамента наличного расчета в облигациях в региональном отделении Германского коммерческого банка в Гамбурге. Многие из увидевших Ору Горбманн в те дни в фильме "Стрелки Конрада II" в роли русской красавицы Ее Светлости княжны Прасковии Галицкой были очарованы и подвержены влюбленности, но лишь судьба Его Сиятельства юного графа Климента Хейгабеля имеет влияние на нашу историю. После 18 просмотров фильма в "Порядке и Квадратах", а также в "Арсенале", "Колизее" и "Культурной пивной" склонили юного графа, обладавшего на тот момент уже немалым доходом, коий свойственен старшему служащему Департамента наличного расчета Германского коммерческого банка, к наихитрейшей провокации и к наихитрейшему преступлению, кое только возможно придумать. Музыкальное сопровождение страстной речи признания и предложения юного Конрада о совместной судьбе Ее Светлости княжне Прасковии Галицкой, выбранное режиссером Карлом Раффайзеном из музыкального материала оперы господина Рихарда Вагнера "Кольцо Нибелунгов", заставила юного господина Хейгабеля призадуматься о большей удачливости Альберихов в современной ему жизни, нежели удачливость Зигфрида и Вотана. Помыслив принять на себя лавры Альбериха, юный любитель культуры Германии заплатил 180 талеров 7 рабочим и, на правах племянника главы Германского коммерческого банка, попросил их решить проблемы канализационного отвода личного туалета главы Департамента расчета в золотых слитках и иных формах благородных металлов все того же Германского коммерческого банка, к чьей дочери немедля и посватался к радости собственных родителей и всей своей собственной семьи.
Луиза Лохорд была весьма привлекательна внешне, но излишне горда либо же излишне начитана, что "вредило" многим девушкам ее поколения. Мужчины ее интересовали мало, более же заботили проекты всемирной и межгосударственной безопасности. Повинуясь собственным стремления, юная девушка поступила в Королевскую академию армейских специальностей и осваивала сложнейшую специальность "гвардейца Королевской личной охраны, ежедневно исполняющего обязанности военного прокурора при Его Императорском Величестве монархе Германской Империи". На втором курсе академии, когда ей довелось проходить курсы артиллерийских служащих, Луиза познакомилась с очаровательным человеком простого происхождения господином Людвигом Сименсом, достаточно образованным своими родителями для того, чтобы выбрать военную карьеру. Молодые люди находили много схожего в собственных интересах и устремлениях и намеревались связать свои судьбы воедино после окончания академии. Людвиг, как ни странно, тоже оказался в числе поклонников фильма "Стрелки Конрада II", но его восхищала не красота госпожи Оры Горбманн, сколь режиссерский талант господина Карла Райффайзена, соединившего, по мнению молодого студента Королевской академии армейских специальностей, в тех трех часах сорока шести мину
Работа | СПОРТ,ТУРИЗМ,ОТДЫХ
Анна Трофимова # 26 ноября 2014 в 12:35
Людвиг, как ни странно, тоже оказался в числе поклонников фильма "Стрелки Конрада II", но его восхищала не красота госпожи Оры Горбманн, сколь режиссерский талант господина Карла Райффайзена, соединившего, по мнению молодого студента Королевской академии армейских специальностей, в тех трех часах сорока шести минутах, что длится фильм, лучшие и наикачественнейшие мгновения германской и европейской культуры, получившей германское культурологическое влияние. Луиза, впрочем, страсти Людвига к кинематографическим работам не разделяла. Переполненные охровыми красками цветные кинематографические работы казались ей пугающими, наполненными искусственной вечностью, сливающейся с умирающей каменной красотой по-детски наивных и выбеленных актерских фигур и лиц,
подкрашенных яркой и одновременно неестественной пастелью охры, лишенной значительной части цветовых оттенков, бо опирающейся лишь на собственные доступные четыре цвета. "Я словно смотрю на умерших детей, украшенных яркими цветами возле могилы, когда в кинематографических залах включается проектор. Смотрящие же соседи напоминают мне почти умерших от горя родителей, серовато-синих, поблекших в предстоящей яркости безнадежных вечеров, но от того с еще более выпрямленными спинами, но с еще более сгорбленными плечами", - так неоднократно описывала свои ощущения Луиза и батюшке, и господину Людвигу Сименсу, и мне, коему довелось познакомиться с ней уже после того, как фигура Его Сиятельства графа Климента Хейгабеля (Ворошилова) стала известна в Советской Социалистической Республике, как фигура одного из организаторов цареубийственного мятежа 1917 года во Всероссийской монархии.
Именно различием во вкусе и в отношении к кинематографическим работам у будущей созидающейся пары и воспользовался Его Сиятельство граф Климент Хейгабель, чтобы попытаться завоевать право на будущее судьбы прекрасной Луизы. Памятуя о тяжелой смерти матери, кою Луизе в возрасте 13 лет довелось перенести совместно с отцом, два года неотступно пребывая у смертного орда, захворавшей от тромбовой трансификации Греты Ловисы Оруэдж, Климент устроил несколько потрясающих скандалов Людвигу в доме ее отца. Оба скандала были публичные, с битьем посуды, срыванием шарфов и одежд с вешалки и хлопаньем дверьми ради "прекрасной сестры и дочери уважаемого величайшими родителями финансового гения, увлекшейся бездумным солдафоном, лишенным эстетического восприятия из-за едкости артиллерийского пороха, и от того лишенной простой радости естественных прогулок вечерами." Как это ни странно, но захлопнув дверь дома Лохордов, Его Сиятельство граф Климент Хейгабель не предавался плачу на устроенной рядом с входной дверью Его Светлостью герцогом Догобертом Лохордом шведской деревянной скамье, но, немедля следовал к Королевской академии армейских специальностей, где, используя подкуп младших хозяйственных служащих, создавал на следующий день множество мелких учебных, бытовых и документационных проблем для господина Людвига Сименса, подтверждая мелким хозяйственным служащим юридическую правоправность своих действий не только деньгами, слезами и уверениями, но и именем дядюшки своего директора Германского Коммерческого банка, якобы стремящегося спасти дочь одного из лучших служащих от неравного брака с зарвавшимся простолюдином. Страдания юного графа Климента Хейгабеля первой прервала сама Луиза. Узнав от подруг о происходящем вокруг нее и Людвига безобразии, девушка немедля рассказала обо всем отцу и потребовала, чтобы тот побеседовал с Его Светлостью господином Воерманном. Сие событие произошло вечером 23 октября 1913 года, первое же предложение о браке Ее Светлости герцогине Луизе Лохорд-Оруэдж Его Сиятельство граф Климент Хейгабель сделал 18 июля 1913 года. События, как Вы видите, развивались весьма неспешно. Личная аудиенция господина Догоберта Лохорда у господина Фридриха Ноттембома была назначена 24 октября 1913 года в 17 часов 37 минут на 11 часов 15 минут 29 октября 1913 года. Во времени, которое длилось между сими двумя датами, и произошли основные события, послужившие завязкой к нашей
Анна Трофимова # 26 ноября 2014 в 17:48
Во времени, которое длилось между сими двумя датами, и произошли основные события, послужившие завязкой к нашей истории. 25 октября 1913 года были ограблены дом и фабричная казна двух создателей крупнейших германских машиностроительных концернов, "Даймлер" и "Банц". 26 октября 1913 года были ограблены дома и фабричная казна владельцев двух крупнейших горнодобывающих германских корпораций "Вольфрам и сыновья" и "Воссольф и сыновья". 27 октября 1913 года были ограблены дома главных руководителей трех крупнейших банков Германской Империи: "Главного Императорского Банка", "Главного коммерческого банка" и Банковского дома семьи Нобель. 28 октября 1913 года ровно в 11 часов 15 минут Его Сиятельство граф Климент Хейгабель покончил с собой через повешение, не выдержав оскорблений нанесенных ему герцогиней Луизой Лохорд и ее отцом, так, по меньшей мере, значилось в предсмертной записке, оставленной Климентом Хейгабелем для своих родственников. 29 октября 1913 года было совершенно ограбление домов и фабричной казны владельцев трех крупнейших парфюмерных концернов Германской империи "Парфюмерные растворы и средства семьи Шеллер", "Парфюмерные, медицинские, фармацевтические и косметологические средства семьи Шторп" и "Медицинские, фармацевтические и косметологические растворы и средства семьи Клапп". Господин Нотеммбом в те дни, как позже стало известно из опубликованных записей его дневника, и сам был близок к самоубийству. Все указанные ограбленные персоны были клиентами Германского коммерческого банка! И, как говорилось в предсмертной записке Климента Хейгабеля, ограбление концернов "Даймлер" и "Банц" он произвел совместно с герцогиней Луизой Лохорд, срочно нуждающейся в деньгах для приобретения дорогостоящих деталей к переносным радио-машинам, и ее будущим супругом, дабы завоевать их любовь и дружбу и не потерять расположения собственных родственников. В записке также был описан и механизм, и схема кражи средств с помощью коммерческих данных, сохраняемых объектами преступления в Германском коммерческом банке! И что самое главное: в предсмертной записке Его Сиятельства графа Климента Хейгабеля находилось описание предположительных мест сокрытия украденных финансовых средств! Неделю оплакивал тело племянника банкир, неделю проводилось над телом Его Сиятельства юного графа Климента Хейгабеля следствие, неделю палату № 18 в Главном государственном морге не оставляли три гвардейца Королевской охраны! Происшествие было самым обсуждаемым в Германской империи и за сих событий даже известие о коронации Акару IV было отмечено вниманием значительно меньше, чем то привыкли мы созерцать в германском обществе. И наконец, 2 ноября 1913 года в утреннем репортаже "Германского ежедневника" было наконец-то опубликовано долгожданное сообщение о том, что в 2 часа 38 минут 2 ноября 1913 года под пристальным взглядом трех королевских гвардейцев Его Сиятельство граф Климент Хейгабель все же встал с секционного стола, расположенного в палате № 18 Главного государственного морга и не твердой походкой утреннего лежебоки направился к окну, подтвердив тем самым предположение личного врача Его Императорского Величества Его Светлости герцога Хагара Троккнена, что Его Сиятельство граф Хейгабель принял "волшебный порошок Медичи", позволяющий имитировать остановку дыхания от 8 до 14 дней, бо остановка дыхания, вызываемая порошком Медичи, создает на небе налет фиолетового оттенка с белыми вкраплениями самого порошка, простое же самоубийство оставляет на небе след из желтого налета выброшенного излишка желудочной жидкости.
Однако же, первое заседание суда, назначенное Его Сиятельству графу Клименту Хейгабелю на 4 декабря 1913 года не состоялось. Как разгневан был Его Императорское Величество Вильгельм II на собственных пенитенциарных служащих! Прямо из тюремного коридора путем ли подкупа либо же путем подкопа, совершенного до помещения Его Сиятельства графа Климента Хейгабеля в тюрьму, но господину Хейгабелю
Анна Трофимова # 3 декабря 2014 в 08:05
Прямо из тюремного коридора путем ли подкупа либо же путем подкопа, совершенного до помещения Его Сиятельства графа Климента Хейгабеля в тюрьму, но господину Хейгабелю удалось бежать ровно через неделю после помещения его в казематы Главной императорской тюрьмы. Впрочем, загадка его побега была раскрыта достаточно быстро. Как и предполагал Его Императорское Величество император Германии Вильгельм II: "преступник обязательно рано или поздно окажется рядом с драгоценностями, которые он похитил. И, чем моложе преступник, тем, как правило, более короток его путь к сокровищам". Пошутив также и о том, что наибольшим сокровищем любого молодого человека прежде всего является его прекрасная дама, известность же дамы всегда способствует ухудшению положения любого ее молодого поклонника. Хотя, в случае с преступниками, известность дамы, случается, обыгрывается и с выгодой для криминальных сил последовательностью. По повелению Его Императорского Величества императора Германии Вильгельма II наблюдение было установлено за всеми дамами, коим возможно было
оказаться жаждой судьбы Его Сиятельства графа Климента Хейгабеля, Ее Светлостью герцогиней Луизой Лохорд, Ее Светлостью герцогиней Ловисой Кардифф, госпожой Орой Горбманн и шестнадцатью их подругами. Задача была дана и внешнеполитическим органам, коим необходимо было быстро и разумно оповестить иные государства о качестве, степенях защиты и документационной основе собственности, драгоценностей и средств, похищенных у германских деловых персон, которые, возможно, будут поступать в пределы той или иной страны. Предвидение и в данной ситуации не подвело великого императора Вильгельма II. К величайшему удивлению следственных органов, Его Сиятельство граф Климент Хейгабель был обнаружен вместе со всеми драгоценностями, которые он изволил украсть непосредственно в доме госпожи Оры Горбманн и ее родителей. Юного банкира прятали в скрытых помещениях дома, купленного отцом актрисы, как раз в канун сватовства Его Сиятельства юного графа Хейгабеля к Ее Светлости герцогине Луизе Лохорд! Хотя, стоит отдать должное криминальному таланту господина Хейгабеля, документы на покупку дома он оформил через 8(!) подставных лиц и определить зачинщика покупки дома юридически было невозможно. Отец госпожи Оры Горбманн также актер господин Генрих Горбманн, спустя двенадцать суток утверждал перед судом, что все преступление продумал и произвел он, господин Генрих Горбманн, один и самостоятельно. Его Сиятельство граф Климент Хейгабель состоял при нем лишь для выполнения простейших поручений, о смысле коих ему было неведомо. Также господин Генрих Горбманн указал на еще восьмерых поклонников дочери, коих он использовал для проведения криминальных преступлений также, как и Его Сиятельство графа Климента Хейгабеля.
Впрочем, как оказалось, планы тестя и юного зятя, действительно, были несколько шире, чем сутенерские кошельки Берлина. Благодаря познаниям молодого Хейгабеля в мировых финансовых возможностях, часть украденных драгоценностей, действительно, была направлена зарубежным агентам для дальнейшей сохранности. Драгоценности концерна "Даймлера" были обнаружены при попытке их перевоза в Королевство Сирия. Драгоценности концерна "Парфюмерные, медицинские, фармацевтические и косметологические средства семьи Шторп" следовали в Королевство Ливан. Драгоценности концернов "Парфюмерные растворы и средства семьи Шеллер" и Коммерческого банка семьи Нобель были задержаны на границе с Королевством Хорватия! Драгоценности промышленного дома "Вольфрам и сыновья" были обнаружены на границе с Королевством Мексика!
К многоему нашему несчастью юный граф Хейгабель после суда утратил интерес к себе со стороны Его Императорского Величества Вильгельма II и германской нации, но обрел внимание господина Уильяма Рэндольфа Херста и господина Мердока, в те самые дни начавших подбирать себе опытную компанию для организации ужаснейшего из тысячелетних преступлений. О, сколь много раз еще пожалеют монархи мира, что в ноябре 1794 года они не направили достаточн
Анна Трофимова # 17 декабря 2014 в 22:50
О, сколь много раз еще пожалеют монархи мира, что в ноябре 1794 года они не направили достаточно средств и войск для ареста герцога Кольбера, тайно вывозившего казну французской монархии на собственную италийскую дачу!

Другие главы из книги "Мемуары графа В.Ф. Фредерикса, управляющего Главной императорской квартирой в 1897-1917 гг." можно прочитать в разделе издания "Аспарагус", посвященное жизни Царя и Патриарха Алексия I: http://wisemonarchy.narod.ru/asparagus/zhitie_aleksya..
Яндекс.Метрика